Наши рабочие места - вся Россия!
8(800)333-00-77
бесплатно по всей России

Инфоцентр

Подписка

Ваш e-mail*

Расходы, связанные с несчастными случаями и профзаболеваниями: международный опыт

26.07.2019 17:10:00
Каким образом экономический анализ может быть использован для целей создания безопасных и безвредных для здоровья условий труда? Мы начинаем публиковать серию докладов, в которых рассматриваются три большие темы: расчет экономических затрат, связанных с несчастными случаями и ущербом для здоровья, использование экономических стимулов в общенациональных программах по охране труда на производстве, а также пределы, в рамках которых расходы по созданию адекватных условий работы могут рассматриваться как инвестиции в развитие предприятия.
Каким образом экономический анализ может быть использован для целей создания безопасных и безвредных для здоровья условий труда? Мы начинаем публиковать серию докладов, в которых рассматриваются три большие темы: расчет экономических затрат, связанных с несчастными случаями и ущербом для здоровья, использование экономических стимулов в общенациональных программах по охране труда на производстве, а также пределы, в рамках которых расходы по созданию адекватных условий работы могут рассматриваться как инвестиции в развитие предприятия.
 


К измерению расходов, связанных с несчастными случаями и профзаболеваниями, наблюдается повышенный интерес, однако до сих пор нет единого мнения в отношении того, что и каким образом следует измерять. Мы предлагаем четыре категории различий: экономические и неэкономические потери (в зависимости от того, подлежат ли они измерению с точки зрения экономики), постоянные и переменные (в зависимости от того, изменяются ли они в зависимости от возникновения несчастных случаев и заболеваний), прямые и косвенные (в зависимости от того, становятся ли известно о них лицам, ответственным за принятие решений т.е. руководителям компаний, во время их каждодневной деятельности) и внутренние и внешние расходы (в зависимости от того, оплачиваются ли они лицами, ответственными за принятие решений (или, можно сказать, предприятиями по решению их руководства), или другими сторонами).
 
Согласно экономической теории расходы, которые в финансовом отношении вынуждают предприятия заботиться об улучшении условий труда, являются экономическими, переменными, прямыми и внутренними. Исследования на уровне отдельных предприятий показывают, что косвенные расходы (или потери) могут существенно превышать прямые, в то время как исследования на общенациональном уровне свидетельствуют о том, что подавляющее большинство расходов для предприятий являются внешними.
 
По консервативной оценке, общие экономические потери, связанные с производственным травматизмом и профзаболеваемостью, составляют 3 % от ВВП типичного государства с развитой экономикой. Едва ли не все экономические потери, возникающие в результате травматизм и профзаболеваемости в неофициальном секторе экономики и на предприятиях малого и среднего бизнеса, относятся на счет работников или общества.
 
При любой оценке общей стоимости производственного травматизма и профзаболеваемости основное внимание должно уделяться человеческим потерям, т.е. боли и страданиям, утрате трудоспособности, ухудшению качества жизни и преждевременной смерти. Вместе с тем, в последние годы наблюдается повышение интереса к экономическим потерям в результате плохих условий труда. Это вызвано несколькими причинами.
 
Во-первых, экономические потери важны сами по себе. Вред, причиненный работникам, оказывает громадное побочное влияние на предприятие и даже на экономику в целом, и признание этого придает дополнительное значение необходимости в совершенствовании охраны труда.
 
Во-вторых, ключевые решения в этой сфере принимаются фирмами и их руководством, и основная мотивировка в таких случаях носит экономический характер. Анализ структуры экономических расходов дает нам возможность глубже понять поведение таких фирм, а также разрабатывать правила, которые способны эффективно воздействовать на управление процессом принятия решений.
 
И, наконец, хотя правительства призваны реагировать на моральные аспекты охраны труда, глобальный уровень конкуренции приковывают их внимание также и к экономике охраны труда.
 
Рассмотрим проблему выявления расходов, связанных с производственным травматизмом и профзаболеваемостью, причем не только общий уровень этих расходов, но также и их структуру, поскольку, как будет показано далее, различные виды расходов оказывают значительное влияние на охрану труда на производстве. С точки зрения логики, те виды затрат, которые будут рассматриваться сегодня, следует расценивать как дополнение к известным нам человеческим потерям, а не как альтернативу таковым.
 
Современные исследования потерь в связи с несчастными случаями берут начало с работ американца Х. Хейнрича в 20-х годах XX столетия. Он проанализировал тысячи несчастных случаев и пришел к выводу, что руководство компании в громадной степени недооценивает реальные потери, связанные с травматизмом на производстве. В течение всей своей долгой карьеры он неустанно боролся за усиление внимания к этим потерям и за повышение ответственности руководства, в частности, за охрану труда. К сожалению, многие из его требований были преувеличены, а использовавшиеся им категории потерь нуждались в гораздо более четком определении.





 
В последние десятилетия появился целый ряд альтернативных систем учета расходов: контролируемые/неконтролируемые, постоянные/переменные, страхуемые/нестрахуемые и разные исследователи зачастую используют собственную методику классификации. Более того, взаимоотношения расходов на уровне компании и на уровне государства редко бывают четко очерчены. В будущем при их анализе потребуется большая степень ясности и стандартизации.


 
Начать же следует с четкого понимания рассматриваемых понятий. Давайте условно будем подразделять расходы на экономические и неэкономические, постоянные и переменные, прямые и косвенные, а также внутренние и внешние. Каждое такое разграничение имеет важные последствия для нашего анализа.
 


 
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОТЕРИ И СТИМУЛЫ ДЛЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
ОХРАНЫ ТРУДА


 

Наиболее серьезные потери в связи с несчастными случаями и профзаболеваниями являются неэкономические издержки. Они включают прямые физические потери для пострадавшего, эмоциональный стресс для его семьи и общины, а также ущерб таким общественным ценностям, как правосудие и солидарность. Делаются попытки придать этим потерям денежное выражение (и такие попытки неизбежны при выяснении степени вреда в суде), однако в конечном итоге никакие цифры не могут отразить урон, который невозможно восполнить деньгами. (Дорман, 1996 г.) По определению, однако, экономическими потерями являются именно те, которые могут подлежать исчислению, по крайней мере, в принципе.
 

Потери касаются убытков в виде товаров или услуг, которые либо имеют рыночную стоимость, либо могут быть приблизительно оценены квалифицированным специалистом. Они включают финансовые затраты для работника, утрату бытовых услуг, которые имеют рыночную стоимость, или стоимость которых может быть оценена, убытки, понесенные предприятием, а также утрату производственных мощностей, имеющихся у общества.
 
При расчетах этих издержек важно избежать двойного исчисления: если, например, страховая компания оплачивает стоимость расходов на лечение травмированных работников, и работодатель выплачивает им зарплату, расходы следует относить только на одного плательщика, как правило, конечного, то есть в данном случае – на предприятие. С другой стороны, не совсем правильно говорить, что все экономические потери в конченом итоге сводятся к нереализованному производству, хотя это объясняется тем, что, как правило, наблюдается спад как на уровне предприятия (что экономисты называют «x-неэффективностью»), так и на уровне экономики в целом (ресурс безработных).
 
Однако спад едва ли может вобрать в себя большую часть расходов, связанных с травматизмом и заболеваемостью, как, впрочем, и потребности в замене утративших трудоспособность работников нельзя расценивать в качестве сколь-нибудь серьезного уменьшения спада, поэтому основная часть потерь в отношении членов общества в конечном итоге проявится в виде сокращенного объема производства.





 
В сфере расходов весьма важно проводить разграничение между расходами, которые главным образом постоянны независимо от уровня травматизма или заболеваемости, и теми, которые изменяются от случая к случаю. Накладные расходы в связи со страхованием, к примеру, являются для общества сравнительно постоянными. Их основная часть или даже весь страховой взнос предприятия может не зависеть от числа производственных травм или профзаболеваний, которые фактически имеют место.


 
Если расходы в связи с конкретным несчастным случаем или проблемой охраны труда могут быть отнесены к постоянным затратам в соответствии с правилами бухгалтерской отчетности, у руководителей компаний не оказывается соответствующего финансового стимула для снижения профессиональных рисков. Подобную мотивацию обеспечивает только переменный компонент расходов, как, например, затраты в связи с отдельными несчастными случаями или выплаты страховых взносов по более высоким ставкам ввиду роста числа предъявляемых исков по возмещению вреда травмированным.
 


ПРЯМЫЕ И КОСВЕННЫЕ ПОТЕРИ

 
Связанными с разграничением на постоянные и переменные расходы и вместе с тем несколько отличающимися от них являются прямые и косвенные потери. В литературе по анализу потерь каждый автор, как правило, проводит это разграничение по-своему. Наиболее распространенный подход заключается в том, вначале перечисляются потери, которые определяются как прямые, а все остальные принято относить к косвенным.
 
Поскольку каждая отрасль уникальна характерными для нее издержками, а также каналами, по которым они оплачиваются, отнюдь не удивительно, что такие перечни никогда не совпадают. Наш подход является более общим и основывается на попытке найти ответ на следующий вопрос: занимается ли руководитель частной компании выявлением потерь и их учетом ради опыта предприятия в области охраны труда на производстве при отсутствии дополнительных затрат времени и ресурсов на их расчеты и распределение? Или же, что равносильно, находят ли суммы потерь и их причины свое отражение в системе бухгалтерского учета предприятия в обычном порядке? Если да, такие расходы мы будем считать прямыми, если нет – косвенными.
 
Данный вопрос задается с целью выяснения, насколько вероятным является то, что эти потери прежде всего воспринимаются и надлежащим образом оцениваются. Хотя и не совсем в точности, но перечни прямых и косвенных потерь, которые составляются на основе такого подхода, будут аналогичны перечням, встречающимся в большинстве работ по этой тематике. Страховые взносы, затраты на судебное урегулирование и прямые выплаты врачам, как правило, являются типичными примерами прямых расходов на уровне компании. Косвенные потери не менее реальны, однако они должны выводиться на основе тщательных наблюдений и расчетов. Таким образом, если срок службы станка сократился в результате производственной аварии, это «твердые» экономические потери, однако они могут остаться незамеченными, если кто-нибудь не уделит дополнительное время на то, чтобы оценить и распределить ущерб. Перечень возможных косвенных потерь на уровне компании приведен в Таблице 1. Пользуясь подобным перечнем, важно помнить, что в некоторых ситуациях потери может переноситься из одной статьи в другую в зависимости от особенностей платежных механизмов и системы бухгалтерского учета.

Если компания не выявит и не примет во внимание эти потери, это может иметь далеко идущие последствия для ее готовности инвестировать средства в охрану труда на производстве. По разным расчетам соотношение косвенных и прямых издержек варьируется от менее чем 1:1 до более чем 20:1 в зависимости от отрасли и методологии, используемой исследователем. В общем, однако, предприятие, которому не удается полностью подсчитать потери, которое оно несет из-за плохих условий труда, функционирует под воздействием ошибочного мнения, что у него не имеется стимулов для исправления такого положения. Без понимания этого предприятие может подрывать свое экономическое и физическое благополучие. 

 
Косвенные потери, вероятно, будут большими в условиях промышленного производства, где процесс труда является в значительной степени взаимозависимым. В добывающих отраслях косвенные потери играют не столь существенную роль, хотя игнорировать их полностью не следует. Тщательное исследование потерь в связи с производственным травматизмом на финских предприятиях лесной промышленности было проведено финским ученым Кленом (1989). Оно продемонстрировало, как абстрактные категории постоянных/переменных и прямых/косвенных расходов могут быть преобразованы в реальный опыт.
 
Был проведен опрос работников и мастеров двух крупных лесозаготовительных компаний в южной части Финляндии и перепроверил их ответы путем сравнения данных по обеим фирмам между собой и с архивами государственных учреждений. В его примере были представлены 473 несчастных случая, приведшие к временной потере трудоспособности. (Случаи со смертельным исходом и хронические травмыне рассматривались)
 
Потери лесозаготовительных компаний Клен разделил на три группы.
 
1. Первичные прямые расходы. Они представляют собой выплаты по возмещению вреда травмированным работникам, осуществления которых требует законодательство. Они включают затраты на транспортировку пострадавшего в больницу и медицинские расходы, но большую часть составляет компенсация заработной платы, которая покрывается страховкой. Страховые премии в этих фирмах основываются на предшествующем опыте, и потому фирмы безотлагательно могут отслеживать уровень травматизма, отраженный в расходах по страхованию.
 
2. Вторичные прямые расходы. Это прочие выплаты, будь то пострадавшему или правительству. Они включают заработную плату, выплачиваемую в течение срока, пока работник лишен возможности трудиться (в том числе частичная выплата в день, когда произошел несчастный случай), накладные расходы в связи с такой заработной платой, а также страховые взносы, выплачиваемые учреждению страхования от несчастных случаев на производстве.
 
3. Косвенные потери. Это потери, которые подлежат исчислению, но не принимают формы прямых денежных затрат. Перечень, подготовленный Кленом, весьма полезен. Ученый включает в этот перечень изначальные затраты на заполнение формуляра компенсации за несчастный случай, расследование несчастного случая, расходы на посещение пострадавшего дома, нарушение производственного процесса для других работников, административные накладные расходы в главном представительстве фирмы, ущерб, причиненный оборудованию, а также затраты по уплате процентов за срок между выплатой компанией своих страховых взносов и урегулированием своих требований страховой компанией.
 
Кроме того, была сделана попытка собрать данные в отношении затрат по найму и обучению нового персонала, а также покрытию его низкой производительности в процессе обучение на новом месте, но фирмы не представили этих сведений. Он также выяснил, что обе компании имеют кадровый резерв, однако установить, какая часть этого резерва предназначена именно для замены травмированных работников, а не для подмены сотрудников, находящихся в отпусках, Клену не удалось.
 
Деление потерь на прямые и косвенные в конечном итоге зависит от системы бухгалтерского учета предприятия. Если только предприятием не используется какая-то необычайно сложная система бухгалтерского учета, большинство издержек, рассматриваемых Кленом в качестве «вторичных прямых», вероятно, окажутся косвенными. С другой стороны, степень зависимости расходов этих лесозаготовительных компаний по страхованию от предшествующего опыта и отсутствие каких-либо общих накладных расходов по охране труда (как то, кадровый резерв) приводит в данном случае к тому, что все издержки относятся к категории переменных. Применяя эти рассуждения к данным Клена, мы обнаруживаем, что полные издержки на один несчастный случай (выраженные в финских марках) имеют следующую разбивку: прямые – 673 ф.м., косвенные – 925 ф.м., общие – 1598 ф.м.
 
Косвенные потери у этих компаний сравнительно низки, поскольку работники трудятся индивидуально или очень небольшими группами, и нанесение ущерба оборудованию встречается редко. Вместе с тем, почти три пятых от общих экономических издержек фирмы являются косвенными. Почему большинство предприятий не рассчитывает косвенные потери? Причины разные, но в число общих факторов входят следующие шесть факторов.
 
1. Проблемы оценки. Оценка таких издержек может быть сложной и дорогостоящей. Даже при самых благоприятных условиях значительное количество времени может уйти на выяснение подробностей, установление цены на вышедшее из стоя оборудование и т.д. Кроме того, фирма может не располагать персоналом, подготовленным для выполнения такого рода задач.

2. Перегруженность руководства. Руководство имеет ограниченные возможности для восприятия новой информации. Такой подход к решению проблем теоретики называют «ограниченной рациональностью». Внимание руководителей зачастую занято существующими предложениями и отчетами, и его незначительных остатков не хватает для такого сложного вопроса, как косвенные потери и расходы на охрану труда.

3. Погрешности методов бухгалтерского учета. Стандартные бухгалтерские процедуры менее приспособлены для учета таких явлений, как инвестиции в кадровые ресурсы или их истощение, чем для традиционных активов в виде кирпича или стали. (Блэр, 1995 г.) Данная погрешность в сторону «твердой» нежели «мягкой» оценки активов вызывает проблемы для многих программ по укреплению кадров, включая программы по охране труда. Даже если само руководство осознает важность подобного рода мероприятий, сторонние участники проектов (инвесторы или кредиторы) нелегко поддаются убеждению. Это указывает на необходимость в новых стандартах отчетности, которые могли бы лучше отражать возможности и способности работников, а не только материалы, с которыми последним приходится трудиться.
 
4. Проблемы распределения. По своей сути бухгалтерский учет решает одну простую задачу: выявление финансовых последствий принятых решений и помощь в оценке последствий решений будущих. Применительно к сфере охраны труда на производстве для этих целей важно, чтобы затраты на создание адекватных условий труда правильно распределялись между подразделениями, которые за это отвечают. Одно из затруднений, возникающих на этом пути, заключается в том, что подразделение, которое является субъектом таких расходов, далеко не всегда оплачивает их, и потому причинно-следственную связь необходимо отслеживать и отражать в учетной документации. Хуже того, многие предприятия не прилагают достаточных усилий для распределения затрат на охрану труда между отдельными подразделениями. Как правило, затраты по выплате работникам компенсационных сумм распределяются между подразделениями в зависимости от размеров заработной платы, а не на основании опыта фактически предъявленных требований. (Хопкинс, 1995 г.) При такой постановке вопроса расходы на неудачные попытки улучшить условия труда остаются невидимыми.
 
5. Заниженный статус служб охраны труда. Работа по расчетам и распределению средств на охрану труда на производстве, как правило, выпадает на долю соответствующей службы на предприятии. Способность службы охраны труда выполнять эту работу с достаточной степенью эффективности и довести ее результаты до внимания высшего руководства частично зависит от того места, какое служба охраны труда занимает в общей структуре предприятия. Очень часто положение этой службы вследствие ее низкого статуса не позволяет требовать необходимые ресурсы или участвовать в разработке стратегии предприятия. Важным аспектом эффективной «культуры безопасности труда» является повышение статуса службы охраны труда в структуре предприятия.
 
6. «Не говори и не спрашивай». На некоторых предприятиях в отношении условий труда существует заговор молчания. Руководство опасается, что сам факт регистрации истинных финансовых последствий травматизма и заболеваемости может вызвать в рядах работников недовольство и привести к предъявлению дополнительных требований со стороны профессиональных или иных аналогичных союзов. Данная стратегия заключается в том, чтобы совершенно избегать обсуждения этой темы и заставить специалистов по охране труда относиться к своим обязанностям не более чем формально. (Фрик, 1996 г.). Таковы препятствия, которые приходится преодолевать на уровне предприятия, если принимается решение придать вопросам охраны труда должное внимание. При этом следует учесть, что многие из них имеют особую актуальность для предприятий малого и среднего бизнеса, то есть для компаний, в которых вопросы охраны труда стоят особенно остро и требуют обязательного решения.

 

 
ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ РАСХОДЫ

 
Не менее важным, чем подразделение на постоянные/переменные и прямые/косвенные расходы на уровне предприятия, с общественной точки зрения является разграничение на внутренние и внешние. Для ясности приведем такой пример. Допустим, в компании каждый год наблюдается некоторое количество случаев профессиональных заболеваний ввиду использования для окраски какого-то вредного вещества, и возможным средством исправления такого положения является замена этого вещества на более безопасное, но и более дорогостоящее. Для упрощения предположим, что все расходы, возникающие в связи с этими заболеваниями, являются переменными. Проводя анализ, руководство поняло, что предприятие несет дополнительные затраты на медицину и страховые выплаты в объеме миллиона долларов. Этих издержек можно избежать, изменив состав краски. Данная идея может послужить, а может и не послужить стимулом для перемен.
 
Если фирма заботится только о прибылях и не чувствует за собой моральных обязательств оберегать здоровье своих работников, ее решение будет зависеть от того, вписываются ли расходы на замену краски в рамки дополнительных затрат в размере одного миллиона долларов. А теперь представьте себе, что эта компания наймет группу специалистов по технике безопасности, которым в результате обследования всех аспектов, приведенных в Таблице 1, удастся установить, что косвенные, но весьма ощутимые расходы в связи с этими заболеваниями составляют еще 2 миллиона.
 
Вполне возможно, что эти новые данные (которые вполне реальны для приблизительных расчетов такого типа) изменят баланс: инвестиции, которые казались невыгодными, когда можно было сэкономить лишь один миллион, становятся выгодными, когда речь заходит о трех миллионах. Хотя, возможно, это и не произойдет. Предположим, замена краски требует 4 миллионов долларов. В этом случае предприятие никогда не будет с финансовой точки зрения заинтересовано в решении своей проблемы подверженности потенциальным рискам.
 
Вместе с тем, основная часть расходов в связи с травматизмом и профзаболеваемостью приходится не на работодателя, а оплачивается работниками, их семьями и обществом, в котором они живут, причем в дополнение к неэкономическим потерям, которые по определению не могут быть отражены в учетной документации предприятий. Допустим, что такие дополнительные расходы составляют еще 3 миллиона, что вдвое повышает общую сумму общественных затрат. Итак, 4-миллионные инвестиции вместо 6-миллионых расходов – неплохой вариант для общества, но не для самой фирмы, поскольку она несет меньшие убытки. В данном примере прямые внутренние расходы составляют 1 миллион, косвенные внутренние – 2 миллиона, а внешние – 3 миллиона долларов.
 
Экономическая теория подсказывает, что существование внешних расходов проводит непреодолимую границу между стимулами тех, кто принимает решения (то есть отдельными предприятиями), и интересами общества в широком смысле. В качестве примера зачастую приводится загрязнение окружающей среды, однако расходы, связанные с травматизмом и заболеваемостью, также вполне подходят для этого случая. При внимательном их рассмотрении становится ясно, что подавляющее их большинство приходится не на работодателя, а на работников и общество в целом.
 



 
Вредные вещества не знают преград типа «частная собственность» или «вход воспрещен». Они беспрепятственно перемещаются между промышленными объектами и жилыми районами. Риск осложняется тем, что заводы, шахты и прочие центры занятости, как правило, обрастают жилыми кварталами.
 

Это особенно характерно для развивающихся стран, где индустриализация и урбанизация являются частями одного процесса. Результатом может быть ужасная катастрофа, как это случилось в индийском городе Бхопале, где авария на химическом комбинате унесла в буквальном смысле тысячи жизней. Но даже обычные утечки загрязняющих веществ также способны вызывать коварнейшие проблемы, подрывая здоровье работников в их собственном жилище (см. обсуждение в ВОЗ комплекса Улсан/Онсан в Республике Корее, 1992 г.)
 
Значение анализа издержек заключается в следующем: в зависимости от используемых методов производства и способов контроля одни и те же факторы, которые вызывают риск травматизма и заболеваемости на рабочих местах, также создают опасность за пределами производства, и за редким исключением эти расширенные экологические издержки следует относить к категории внешних. Принцип «виновный в загрязнении платит» чаще соблюдается лишь в случае нарушения, и даже в тех случаях, когда всеобщее внимание вынуждает компанию оплачивать некоторые из прямых издержек экологической катастрофы, как это было в случае бхопальской трагедии, такие выплаты только частично покрывают истинные убытки.
 
Однако даже из самых лучших побуждений зачастую бывает трудно проследить результаты экологического воздействия до конкретных предприятий или методов производства. Такие издержки, которые все шире признаются серьезными, в основном приходится нести семьям и обществу, а не предприятиям. Для большинства работников главным объектом воздействия экстраполяции издержек является их семейный бюджет.
 
Нередко случается, что сочетание потерянного заработка, некомпенсированных медицинских расходов и ограничение возможностей для получения работы в будущем обрекает семью заболевшего или травмированного работника на нищету. Такое положение является практически правилом, а не исключением в развивающихся странах, где возмещение выплачивается редко, да и никакой иной поддержки со стороны работодателя ожидать не приходится, и где рабочие семьи и без того в большинстве своем находятся в бедственном положении.
 
Но даже в благополучных странах индустриально развитого мира значительная доля большинства прямых финансовых издержек ложится на пострадавших и их семьи. Это подтверждается, если мы рассмотрим опыт США (Приложение 3), а также проявляется и в исследованиях травматизма среди датских рабочих. (Лингз и др., 1984 г.).
 
В зависимости от того, как разрешается двусмысленность результатов обследования, к разряду внешних там было отнесено от 44 до 89 % финансовых издержек, приблизительно 20 % из которых приходится непосредственно на работника. Тем не менее, хотя отнесение расходов к категории внешних везде представляет собой проблему, в некоторых случаях это проявляется особенно явственно. Некоторыми из факторов, которые способны повысить степень ответственности за покрытие издержек именно обществом, а не работодателем, являются следующие факторы.
 
1. Интенсивность рыночной конкуренции. На некоторых рынках, для которых характерна интенсивная конкуренция, отдельные компании, вероятно, будут стремиться избежать расходов, связанных с охраной труда. Этот принцип применим к целым государствам, отдельным отраслям и секторам хозяйства. Поэтому экстраполяция издержек более вероятна для открытых, нежели закрытых экономических систем, для отраслей, в которых преобладает конкуренция, а не концентрация, а также для мелких и средних предприятий, нежели для крупных компаний (см. Приложение 2 ниже).
 
2. Безработица. Если уровень безработицы высок, у предприятий больше возможностей перекладывать издержки на своих работников. В связи с этим экстраполяция расходов имеет тенденцию возрастать при спадах деловой активности, в регионах с экономической депрессией и в странах, где имеются большие резервы незанятой или не полностью занятой рабочей силы.
 
3. Программы перераспределения и социального страхования. Государства с высокоразвитыми программами общественного благосостояния более уязвимы для экстраполяции издержек, поскольку такие программы либо концентрируют риски (перекладывая риск на предприятие), либо перераспределяют часть бремени среди налогоплательщиков. Примером могут служить оплачиваемая из общественных фондов система здравоохранения, которая покрывает значительную долю расходов, связанных с несчастными случаями на производстве и профессиональными заболеваниями.
 
Все эти факторы являются и останутся явлениями повседневной жизни, и нет оснований ожидать каких-либо вызванных внешними издержками нарушений, которые со временем могут их ослабить. Масштабы внешних расходов, обозначенные в Таблице 2, показывают, что во многих случаях сокращение профессиональных рисков в большей степени отвечает интересам общества, а не отдельных предприятий. Но поскольку именно предприятие, в принципе, играет главную роль как в создании этих рисков, так и в их ограничении, возникающие в результате травматизм и заболеваемость существенно превышают уровень, который можно было бы экономически оправдать.
 
Что можно сделать? Во-первых, принять меры по сокращению разрыва между внутренними и общими расходами, переложив на работодателя большее финансовое бремя. Такова была общая тенденция реформаторов на начальном этапе промышленной революции, и она вновь начинает проявляться во многих национальных системах охраны труда. Во-вторых, общество может установить систему правил, вынуждающих предприятия заботиться об улучшении условий труда в большей степени, чем это соответствует их собственным финансовым интересам.
 
Поодиночке каждый из этих подходов ничего не даст, но вместе они способны сделать очень многое для удовлетворения насущных потребностей трудящихся в организации охраны труда. Экономическое стимулирование и усовершенствованное законодательство являются необходимыми компонентами эффективной стратегии защиты трудящихся. В ближайшие годы мы станем свидетелями значительного укрепления национальных систем на обоих фронтах, а также усиления тенденции на их гармонизацию в мировом масштабе.

 

 
ЭКСТРАПОЛЯЦИЯ РАСХОДОВ. МАЛЫЕ И СРЕДНИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

 
В последние годы все большее внимание уделяется особым проблемам охраны труда на предприятиях малого и среднего бизнеса (Гласс, 1999 г.). Помимо признания того, что малым и средним предприятиям приходится сталкиваться со своими характерными трудностями и разрабатывать собственную политику для их решения, важно также принимать во внимание существующую в их среде тенденцию стремиться отнести к числу внешних большую часть расходов на охрану труда. Это напрямую зависит от того факта, что малые и средние предприятия в большей степени подвержены быстрым изменениям в соотношении рыночных сил.
 
В отличие от крупных компаний, имеющих более стабильное положение на рынке и менее стесненных в финансовых ресурсах, существование малых и средних предприятий зависит от результатов их ежемесячной, а порой и каждодневной деятельности на рынке. Любые расходы, которое могут быть отсрочены (к примеру, дорогостоящие инвестиции в улучшение условий труда), вероятнее всего будут отсрочены и, возможно, на неопределенное время.
 



 
Поддержка пострадавших от несчастных случаев в виде дополнительных выплат или содействия в поиске новой работы (в том числе новой работы на том же предприятии), которая характерна для большинства крупных корпораций, совершенного невозможна в случае мелких и средних компаний, которые тщательно следят за и без того невысокими показателями прибыли. Мелкие компании едва ли будут заниматься обеспечением своих работников медицинским обслуживанием, а зачастую даже не предоставляют медицинского страхования.

 
Однако ведь затраты, связанные с травматизмом и болезнями, никуда не исчезают. Кто-то ведь должен оплачивать издержки в связи с потерей дохода, медицинским обслуживанием, восстановлением здоровья и возвратом в ряды работников, не говоря уже о более серьезных финансовых потерях, которые приходится нести семьям погибших от несчастных случаев на производстве. Чем меньшую долю из всего этого берут на себя малые или средние предприятия, тем больше достается работникам, их семьям и обществу.
 
Точно также как здоровая экономика, основанная на мелком бизнесе, требует наличия учреждений, способных сообща интерполировать затраты на профессиональную подготовку работников, научно-исследовательские разработки и прочие продуктивные инвестиции (Пиор и Сабель, 1984 г.), существует необходимость в аналогичного рода сотрудничестве по интерполяции издержек, связанных с охраной труда на производстве.
 
Например, малые и средние предприятия какой-то отрасли или региона могут объединять свои усилия для предоставления услуг, которые помогут пострадавшим работникам вернуться на свои рабочие места. При такой договоренности травмированный сотрудник фирмы A может быть переведен на более легкую работу в фирму B, при этом фирма A признает за собой обязанность оказать аналогичную поддержку в будущем. Участие предприятий в подобных программах можно стимулировать государственным субсидированием (которое способно снизить общие обязательства общества по несению внешних расходов) или путем объединения поддержки работников с другими ценными услугами, которые предоставляются малым предприятиям.
 
В противном случае возникает ситуация, которая уже сейчас характерна для большинства развивающихся стран: обилие мелких фирм и микроскопических предприятий, которые влачат жалкое существование на границах рынка, практически полная экстраполяция расходов на охрану труда, всеобщая нищета частично по причине того, что на семьи ложится нагрузка по поддержке и уходу за родными, а также из-за отсутствия коммунальных услуг, которые правительство ввиду отсутствия средств не в состоянии обеспечить.
 
В Таблице 3 приведены различные категории расходов, которые обсуждались выше, а также их экономическое значение. Главная мысль заключается в том, что даже на начальном этапе простого перечисления расходов недостаточно. Внимание следует обратить на то, какие издержки для нас важны, и какое значение они имеют для общественных интересов.



 
КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ОЦЕНКА ПОТЕРЬ В СВЯЗИ С ТРАВМАТИЗМОМ И ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬЮ НА ПРОИЗВОДСТВЕ


Мы уже знаем, как постоянные/переменные и прямые/косвенные различия проявляют себя при анализе конкретного случая издержек, связанных с охраной труда на уровне компании. Чтобы оценить эту информацию в рамках контекста, необходимо учитывать, что 3 % ВВП достаточно для предоставления каждому работнику полуторанедельного оплачиваемого отпуска или для финансирования трети всех инвестиций (нерезидентских, долгосрочных) в экономику США в течение 1992 г. Обратите внимание: помимо громадных размеров общей суммы поразительное большинство этих издержек перекладывается на работников и потребителей.
 
Даже при очень приблизительных подсчетах эта разбивка свидетельствует о том, что и самые лучшие из возможных систем учета издержек не обеспечивают предприятиям экономической мотивации для решения большинства проблем, связанных с техникой безопасности и здравоохранением на производстве.
 
Получив грант от Национального института охраны труда на производстве США (NIOSH), группа исследователей провела наиболее полное исследование экономических потерь в связи с производственным травматизмом и профзаболеваемостью из всех, которые когда-либо проводились на общенациональном уровне. (Ли и др., 1996 г.).
 
Широко используя многочисленные общественные и частные источники информации и перепроверяя свои расчеты по работам своих предшественников, исследователи из группы NIOSH методично вывели общие суммы потерь в 1992 г. вследствие травматизма или смертности, по источникам затрат и по конечным плательщикам (исследование концентрировалось скорее на частоте этих случаев, нежели на распределении расходов: члены группы рассматривали потери, возникшие в течение 1992 г., и принимали во внимание те периоды, в которые они должны были фактически оплачиваться).
 
Исследование такого рода невозможно провести без большого количества предположений, причем многие из них будут весьма приблизительными, и работа NIOSH не была исключением. Особенно рискованные предположения были сделаны в отношении профессиональных заболеваний, косвенных потерь в связи с заболеваемостью и смертностью, а также в отношении той степени, до которой работодатели в состоянии переложить на других затраты по выплате работникам компенсационных премий. Во многих случаях члены группы подходили с консервативных позиций, то есть стремились намеренно занизить цифры расходов в связи с травмами и профзаболеваниями, предполагая, что потенциальная критика должна, как правило, исходить от тех, кто считает эти расходы низкими.
 
Если бы предположения были нейтральными, что все равно ставилось бы под сомнение теми, кто изначально считал такие издержки слишком низкими или слишком высокими, итоговые цифры могли бы быть на 25-50% выше. Мы проанализируем исследование NIOSH в три этапа. Во-первых, мы рассмотрим его расчеты по частоте возникновения, а также потери в связи с имевшими место в США несчастными случаями и заболеваниями, которые привели и не привели к смертельному исходу. Затем мы посмотрим, как эта статистика, связанная с охраной труда, отразилась на экономических потерях. И, наконец, обсудим, кто оплачивает эти расходы, то есть до какой степени они приходятся на самого работника, на общество в целом и на работодателя.
 
1. Заболеваемость и смертность. Чтобы оценить частоту возникновения смертельных и несмертельных травм, группа исследователей NIOSH начала с данных, накопленных Бюро трудовой статистики (BLS) и прочими государственными организациями, а затем скорректировала цифры по ранее выявленным расхождениям.

Более трудной оказалась проблема определения коэффициента частоты профессиональных заболеваний. Исследователи выбрали шесть групп заболеваний, которые были оценены на предмет потенциальной профессиональной этиологии: рак, сердечно-сосудистые и церебрососудистые заболевания, хронические респираторные заболевания, пневмокониозы, расстройства нервной системы и болезни почек. Итоговые цифры по стране в целом для каждой группы перемножались на как правило заниженные оценки степени профессиональной этиологии. За исключением пневмокониозов (заболевания легких у шахтеров), которые на 100 % были признаны профессиональным заболеванием, ни одна из прочих групп не набрала более 10 %. Общие результаты, включая экономическое бремя, приведены в нижеследующей таблице.  


2. Экономическая стоимость. Второй этап заключался в расчетах экономических потерь в связи с травмами и профзаболеваниями различных видов. Травмы в целом исследователи NIOSH разделили на смертельные и несмертельные, а вторую группу – на стандартные (для США) категории компенсации работников: без потери трудоспособности и с потерей трудоспособности. В последнюю группу вошли травмы с постоянной полной потерей трудоспособности, постоянной частичной, временной полной и частичной потерей трудоспособности, а также травмы, приведшие к потере трудоспособности на 1 – 7 рабочих дней.
 
Усредненные данные по каждой из них накладывались на группу расчетов издержек, охватывающих как прямые, так и косвенные потери. Из нижеследующие таблицы видно, что их определение прямых потерь отличается от того определения, которое используется в данном отчете. Ли и его группа определяли потерь как прямые, если они принимали форму денежных выплат независимо от того, были ли они внутренними или внешними, а также от того, относились ли они к охране труда в обычном порядке системой ведения бухгалтерского учета предприятия.
 
Напротив, косвенные потери в отчете NIOSH были теми, которые могли быть оценены только как потери по неиспользованным возможностям. В данном отчете они также могли быть отнесены к косвенным потерям с тем лишь исключением, что, по мнению исследователей NIOSH, они включают как внутренние, так и внешние расходы (общие прямые потери – 50,1, медицинские расходы – 25,1, программы частного страхования, трансферты медстрахования – 5,7, расходы рабочей компенсации (то есть фактически предпринимателя), частного страхования, трансферты страхования по возмещению ущерба – 8,9, имущественный ущерб – 8,7, полицейская и пожарная службы – 0,8; прямые издержки третьих сторон, не имеющих отношения к травме – 0.9, общие косвенные потери – 98.2, утраченные заработки (включая дополнительные выплаты) – 82.5, утрата возможности полноценного участия в домохозяйстве – 8.2, обучение на рабочем месте, перераспределние кадров, нарушение производственного процесса – 5.2, временные отсрочки – 0.3, косвенные потери не имеющих отношения к несчастному случаю третьих сторон – 2.0, итого общие прямые и косвенные потери составили – 148,40).
 
Расчеты потерь в связи с профессиональными заболеваниями оказались более простыми. Прямые потери в данном случае состоят только из медицинских выплат независимо от того, осуществляются ли они путем компенсации работнику, самим работником или правительством. Косвенные потери представляются собой общую сумму заработной платы, не полученную работником ввиду утраты трудоспособности или преждевременной смерти, которая рассчитывается на основе средней степени тяжести по каждой категории несмертельных заболеваний и среднего возраста смерти для смертельных заболеваний (прямые потери – 10,7, косвенные потери – 9,0, общие потери – 19,7).
 
По расчетам группы NIOSH, в совокупности общие экономические потери, прямые и косвенные, по профессиональным заболеваниям и травматизму в 1992 г. составили приблизительно 3 % от ВВП США. Данная сумма значительно превышает соответствующие затраты на борьбу со СПИДом в США в течение того же года, хотя примерно равна затратам на лечение болезней органов кровообращения.
 
3. Кто платит? Многие категории издержек уже отнесены к той или иной группе. Например, можно предположить, что компании несут затраты в связи с остановками производства, в то время как расходы на полицейскую и пожарную службы оплачивает правительство. Сферами, которые остаются под сомнением, однако, привлекают наибольшее внимание: расходы на лечение и расходы на возмещение заработной платы.
 
Необходимо ответить на два вопроса: какая часть этих издержек должна оплачиваться из фонда компенсации работников (американский эквивалент фонда социального страхования),  а какая часть компенсации работников передается от работодателя другим общественным группам? Для ответа на первый вопрос исследовательской группой NIOSH были смоделированы расчеты процентного отношения медицинских и компенсационных расходов, оплачиваемых из фонда компенсации работников. Выяснилось, что фонд компенсации покрывает приблизительно 45 % всех медицинских расходов, возникающих в связи с производственными травмами.
 
Исследователи применили такое же процентное отношение к медицинским расходам по профзаболеваниям (сделав смелое предположение, что тенденция фонда компенсации работников переплачивать за одну и ту же услугу компенсирует значительно меньшую долю профессиональных заболеваний, расходы по которым из него покрываются) и предположили, что 22,5 % заработной платы, потерянной ввиду травм или заболеваний (половина от 45 %), возмещалась за счет фонда компенсации. (Истинная величина, почти наверняка, значительно ниже).
 
Доля медицинских расходов и потерянной заработной платы, которая не покрывается из фонда компенсаций работников, приходится на самих работников, третьи стороны и правительство. (Интересно, по их данным 46 % расходов на медицинское обслуживание в Соединенных Штатах оплачивается за счет государственных субсидий, которые являются обычным источником для экстраполяции расходов в странах с развитыми программами социального обеспечения).
 
Что касается общего бремени на оборотный капитал, исследователи NIOSH предположили, что работодатели с успехом перекладывают 10 % этих расходов на потребителя в виде завышенных цен и 80 % на работников в виде заниженной заработной платы, что оставляет им самим лишь 10 %. Возможно, это является преувеличением степени перераспределения расходов. На основании своих предположений исследователи заключили, что в конченом итоге их бремя распределяется следующим образом (работодатель – 19,12 млрд. долл., потребитель – 15,64 млрд.долл., работник – 139,06).

Такой поразительный результат базируется только на анализе перераспределения расходов фондом компенсации, который был сделан Ли и его группой. Поскольку выплаты из фонда компенсации составляют около 28 % от их общей суммы, каждое 10-процентное изменение в оценке смещения расходов меняет распределение всего экономического бремени только на 2,8 %. Таким образом, если работодатели на самом деле покрывают не десятую часть, а половину расходов фонда компенсации работников, их доля в общих экономических расходах все равно составляет меньше четверти.




 
Несмотря на впечатляющие результаты исследования, важно помнить, что почти на каждом его этапе исследователи основывались на предположениях, направленных на занижение расчетов экономических затрат. Например, анализ расходов в связи с профессиональными заболеваниями включает только шесть вышеназванных категорий. Иными словами, исследование предполагает, что все остальные виды профессиональных заболеваний либо не существуют, либо не требуют никаких расходов.
 

Еще один пример: рассмотрим методологию, использовавшуюся для перевода потери экономических ресурсов в экономические единицы. Самая большая доля издержек, по оценке исследователей NIOSH, составляла потерянный заработок, который был принят за меру утраченной производительности. Сложность данного подхода демонстрируется разницей между потерями в связи с травмами и профзаболеваниями, понесенными мужчинами и женщинами. Поскольку женщины в среднем зарабатывают меньше мужчин, их утраченная производительность была оценена как более низкая. Если разница в оплате отражает дискриминацию при найме на работу, которая заключается том, что женщинам поручают несоразмерно низкооплачиваемую и низко-производительную работу, тогда в экономических расчетах нет ошибки, чего не скажешь о справедливости системы найма.
 
С другой стороны, если сама разница в оплате является дискриминационной, то есть женщинам платят меньше за равную работу, тогда методология исследователей NIOSH будет недооценивать экономический урон, относимый на счет потери трудоспособности женщинами и их преждевременной смерти. Используя данное исследование в качестве основы для экстраполяции глобального экономического бремени профессионального травматизма и заболеваемости, мы не создавали бы скрытый источник инфляции. Более того, наиболее важным ограничением любого исследования подобного рода является то, что экономические потери составляют лишь часть и далеко не самую важную часть общих человеческих потерь, связанных с утратой трудоспособности и преждевременной смертью.
 


 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 
Как бы ни были важны эти расчеты, они обращены в прошлое. Все они показывают нам, каковы были издержки, связанные с травмами и заболеваниями, в прошлом. А как же будущее? Чего нам ожидать – увеличения или сокращения экономического бремени? В какой-то степени это является задачей наших расчетов по отношению к охране труда. Здесь необходимо рассматривать вероятные будущие тенденции в экономических аспектах, то есть степень, до которой ухудшения в сфере охраны труда будут также вызывать экономические потери. Большинство прогнозов довольно рискованны, однако почти наверняка ясно одно: ощутимые экономические потери в связи любым конкретным несчастным случаем или профзаболеванием в мировом масштабе будут расти.
 
Тому есть несколько причин.
 
1. Совершенствование расчетов.  Мы показали, что большинство расходов являются косвенными и/или внешними. Это означает, что без точной количественной оценки невозможно установить их правильное распределение. Деятельность по оценке и распределению этих расходов по-прежнему находится лишь на этапе становления. В будущем она будет выполняться с большей частотой и точностью. Важным уроком прошлого является то, что, в принципе, по мере совершенствования нашей способности оценивать затраты на охрану труда их общая величина возрастает.
 
Кроме того, развивающиеся страны будут играть большую роль в выявлении экономического бремени, и потому все меньший объем их собственных издержек будет оставаться скрытым от оценки.
 
2. Повышение роли человека в производстве. По мере развития технологий наблюдается тенденция роста выполнения все больших объемов повседневного труда, будь то ручного или умственного, машинами, в то время как работникам остаются задачи, требующие принятия решений, чувствительности и навыков.
 
Каждый по-своему, зарождающиеся стили руководства признают это и в большей степени полагаются на работников в решении проблем и определении особенностей производственного процесса. И чем больше эта зависимость, тем значительнее издержки для предприятия и общества, если работник неожиданно либо исключается из производства в связи с травмой, либо его участие в этом процессе ослабляется болезнью. Лучше всего это иллюстрируется на примере методов «своевременного» производства. При такой системе запасы сырья минимальны, и каждая рабочая станция непосредственно зависит от качества и потока работы предшествующей ей на технологической линии другой станции.

Задача заключается не столько (или даже не главным образом) в сокращении расходов на перевозку сырья, сколько в поддержании высокого уровня производительности на каждом этапе производственного процесса, пренебрегая мерами безопасности. При такой системе несчастный случай способен разрушить всю производственную систему и привести к ее полной остановке. Последствия временной или постоянной потери работника, который регулярно вкладывает свои значительные навыки и опыт, может быть менее драматичной, но в далекой перспективе гораздо более дорогостоящей.
 
3. Уменьшение спада деловой активности. В начале данной главы было сказано, что наличие спада деловой активности, как на уровне предприятия, так и на уровне общества, частично скрывает экономическое воздействие травматизма и профзаболеваемости на производстве. Со временем этот спад будет почти неминуемо снижаться. Он снизится на уровне предприятия, поскольку системы управления будут становиться все более сложными независимо от того, одержит ли в конечном итоге верх «вялая» или «социотехническая» модель. (Аппельбаум и Батт, 1994 г.).
 
Безработица в макроэкономических масштабах также будет сокращаться, будь то благодаря целенаправленной политике, как в развитых государствах, или ввиду расширения официального сектора экономики, как в развивающемся мире. Сомнительно, что человечество будет долго продолжать мириться с существующим уровнем человеческих потерь.
 
4. Повышение медицинских расходов. Хотя быстрый рост траектории затрат на медицинские нужды в индустриально развитых странах, похоже, пошел на убыль, достижения в области технологии все-таки имеют более сильную тенденцию к увеличению расходов, а не к экономии средств. Однако основная часть этих расходов будет все же приходиться на развивающиеся страны, где доступ к новейшей (а значит и самой дорогостоящей) медицинской технике будет продолжать расширяться. В будущем жертва любого несчастного случая в Джакарте или Лиме будет пользоваться медицинскими услугами, сопоставимыми с теми, которые сегодня предоставляются в Осака или Франкфурте.
 
Рассуждая о будущих расходах в связи с травмами и профзаболеваниями, важно еще раз вспомнить, что они меркнут на фоне того, в какие средства обходятся плохие условия труда, (то есть человеческие потери для работников и их семей). Вместе с тем, размеры экономических потерь и сегодня и в будущем свидетельствуют еще и том, что главные устремления человечества находятся под угрозой, а также что в своей основе экономическое развитие не только может быть совместимым с охраной труда на производстве, но также может и нуждаться в них.
 
Следует ожидать, что экономические факторы будут играть значительную роль в государственной политике, и по мере того, как сведения об экономических потерях из-за неадекватных условий труда будут распространяться все шире, постепенно сложится консенсус мнений: «Охраной труда нельзя поступаться, и ее обеспечение нельзя откладывать на будущее». Оправдательные ссылки на «экономику» перестанут быть приемлемыми.





СПИСОК ЛИТЕРАТУРНЫХ ИСТОЧНИКОВ

 
1.Appelbaum, Eileen and Rosemary Batt. 1994. The New American Workplace: Transforming Work Systems in the United States. Cornell (NY): ILR Press.
2.Blair, Margaret. 1995. Ownership and Control: Rethinking Corporate Governance for the Twenty-First Century. Washington: The Brookings Institution.
3.Dorman, Peter. 1996. Markets and Mortality: Economics, Dangerous Work, and the Value of Human Life. Cambridge: Cambridge University Press.
4.Frick, Kaj. 1996. Why Can't Managers See any Profit in Health and Safety at Work? Contradictory Views and their . Penetrations into Working Life. Unpublished manuscript.
5.Glass, Bill. 1999. Small Enterprises and Occupational Health and Safety. Encyclopedia of Occupational Health and Safety. Geneva: ILO.
Hopkins, Andrew. 1995. Making Safety Work: Getting Management Commitment to Occupational Safety and Health. Sydney: Allen & Unwin.
6.Klen, Tapio. 1989. Costs of Occupational Accidents in Forestry. Journal of Safety Research. 20(1): 31 – 40.
7.Leigh, J. Paul, Steven Markowitz, Marianne Fahs, Chonggak Shin, and Philip Landrigan. 1996. Costs of Occupational Injuries and Illnesses. NIOSH Report U60/CCU902886.
8.Lings, Svend, Jørn Jensen, Søren Christensen, and Jens T. Møller. 1984. The Consequences to the Injured of Occupational Accidents: A Follow-up Study of an Emergency Department Material. Scandinavian Journal of Social Medicine. 12: 25 – 9. 20.
9.Piore, Michael and Charles Sabel. 1984. The Second Industrial Divide: Possibilities for Prosperity. New York: Basic Books.
World Health Organization. 1992. Report of the Panel on Industry. Commission on Health and Environment.
 
Piter Dormann
 
 


Источник: www.ilo.org.











 

Все публикации
© 1997–2014 Клинский институт охраны и условий труда