Наши рабочие места - вся Россия!
8(800)333-00-77
бесплатно по всей России

Инфоцентр

Подписка

Ваш e-mail*

Павел Захаров: «VISION ZERO — это прекрасный инструмент для перезагрузки компании, изменения поведения ее работников и уровня культуры безопасности»

19.12.2019 6:58:00
Портал «Труд. Эксперт. Управление» продолжает серию публикаций по VISION ZERO. Мы рассказываем о том, как на российских предприятиях внедряют «7 золотых правил», с какими трудностями сталкиваются специалисты и что думают эксперты об этой концепции.  
Портал «Труд. Эксперт. Управление» продолжает серию публикаций по VISION ZERO. Нашим гостем стал директор по охране труда и промышленной безопасности Группы НЛМК Павел Захаров.

 
Мы рассказываем о том, как на российских предприятиях внедряют «7 золотых правил», с какими трудностями сталкиваются специалисты и что думают эксперты об этой концепции. Нашим гостем стал директор по охране труда и промышленной безопасности Группы НЛМК Павел ЗАХАРОВ – человек очень известный и даже популярный в сфере производственной безопасности. Он является профессиональным руководителем с опытом работы более 25 лет, аудитором международных систем ISO, автором книги «Культура безопасности труда. Человеческий фактор в ракурсе международных практик». 
 


 




Эта встреча стала не совсем обычной. Мы задумывали ее как интервью, а в итоге вышла интересная живая дискуссия двух ведущих российских экспертов: Андрея МОСКВИЧЕВА, генерального директора Клинского института охраны и условий труда  площадки, на которой развивается наш информационный портал, и Павла ЗАХАРОВА. Мы приводим стенограмму беседы практически «без купюр», чтобы читатели узнали информацию о VISION ZERO, как говорится, из «первых уст».
 



ЧТО ЗНАЧИТ НАСТОЯЩИЙ ЛИДЕР


 
Андрей Москвичев:


VISION ZERO базируется на «7 золотых правилах». Для компании, которая решила встать на путь ее реализации, насколько важна последовательность этих правил, играет ли она какую-то роль в процессе реализации? 
 

Павел Захаров:

Сама концепция VISION ZERO не подразумевала иерархичности. Но, исходя из моего практического опыта, я считаю правильным, что лидерство поставлено на первое место в качестве первого золотого правила. Лидерство 
 самое важное. Если нет лидера, который будет выступать драйвером движения, ничего остального не будет.
 
Лидер – это человек, который держит все ресурсы. Президент, генеральный директор или акционер. Он дает посыл и тем самым меняет компанию. В НЛМК такой тандем сложился очень удачно. Поэтому компания меняется, меняются подходы топ-менеджеров и других руководителей. 




 
 



Андрей Москвичев:

Лидерство в области безопасности, по вашему мнению, это когда топ-менеджер соблюдает все правила и показывает пример другим. Я уверен, что лидерство в VISION ZERO нужно понимать намного шире. Это когда безопасность становится неотъемлемой частью любого производственного процесса, от проектирования до эксплуатации и содержания. Лидер это понимает и всячески продвигает.









 
Павел Захаров:

Согласен. Лидерство подразумевает и то, и другое.
 
К сожалению, понятия лидерства пока нет в российском нормативном поле по охране труда. Идея вписать его 
 хорошая. Но необходимо заранее разъяснять людям, что в VISION ZERO подразумевается под понятием лидерства.
 
Задача топ-менеджера – выстраивать систему. Это ключевой фактор. Какие условия мы создаём, так человек и работает. Какую систему компания выстраивает, как ею управляют, так люди и работают. Если мы создаем систему, которая позволяет нарушать и попадать работнику в происшествия, то он и будет нарушать и попадать в происшествия. 
 
VISION ZERO — это управленческий инструмент менеджмента по выстраиванию системы.

 
Андрей Москвичев:

Очень сложно работать с топ-менеджерами, у которых есть твердое убеждение, что безопасность бесполезно отбирает время от основного процесса получения прибыли. Но это действительно так. Инструктажи, обучение, проверки по охране труда занимают большую часть рабочего времени.
 
Задача топ-менеджмента не урезать это время во имя получения прибыли, а находить разумный баланс, гармонизировать два процесса, прибыль и безопасность. Баланс возможен только в одном случае, когда топ-менеджмент компании рассматривает функционирование абсолютно всех процессов сквозь призму безопасности, а свои решения принимает не просто с учетом вопросов безопасности работников, а с их приоритетом.

 
Как из топ-менеджера сделать лидера по безопасности?

 
Павел Захаров:

С руководителями должны работать профессионалы, которые умеют разговаривать на их языке и, если выражаться по-современному, «продавать лидерство». К сожалению, таких людей в России очень мало. Если правильно разъяснять руководителю все экономические последствия травматизма, которые ведут к репутационным потерям, снижению стоимости акций и соответственно падению стоимости всего бизнеса, то топ-менеджмент это хорошо воспринимает.  




 






Инструкция для учебных организаций   *   Набор слушателей

 







ОЦЕНКА РИСКОВ, ФАКТОРНЫЙ АНАЛИЗ И НЕЗАВИСИМЫЙ АУДИТ



Андрей Москвичев:

 
На втором месте – оценка рисков. Она стоит перед формированием целей, программ, стратегий и систем. Это правильно, как вы считаете? 

 
Павел Захаров:

Да, если правильно понимать процесс оценки рисков и правильно его проводить. В нашей стране пока мало компаний, где была бы внедрена полностью оценка рисков. Максимум процентов на 60. 


 
Как люди могут оценить риски, если у них нет полноценного инструмента и методики, как это сделать? 

 
Андрей Москвичев:

В этом вопросе существует несколько проблем. Во-первых, оценка рисков часто проводится некачественно и формально. Во-вторых, идентификации опасностей не придается превалирующего, главного значения. Если работники не видят на своих рабочих местах опасности и угрозы, уже не важно, какой метод и инструменты используются.  

 
Павел Захаров:

Я бы добавил в этот процесс два инструмента. Это факторный анализ всех происшествий за последние пять лет. Он дает понимание того, что у компании «болит», какие происшествия происходят и основные системные причины. Еще один важный элемент — это независимый аудит системы культуры безопасности компании.
 
Оценка рисков, факторный анализ и независимый аудит дают полный срез по компании. Таким образом, мы понимаем, насколько система является полной, какая функция в ней недостаточна, каких компетенций нет, какие элементы в системе отсутствуют. Полученная информация должна стать фундаментом для дальнейшего формирования целей и стратегии компании.




 
 



ИНДИКАТОР УРОВНЯ КУЛЬТУРЫ


Павел Захаров:

 
Перед тем как ставить цели и задачи, нужно понимать, на каком уровне находится сейчас компания и куда двигаться дальше. Важно на первом этапе понять, как вы будете измерять результат своей деятельности и культуру безопасности. Как вы замеряете свою культуру безопасности? Измерительных систем и оценочных шкал много. 

 
Андрей Москвичев:

 
Для нас индикатор уровня культуры  поведение работника и его отношение к собственной безопасности.  
 

Павел Захаров:

 
Мы «разбиваем» всю систему VISION ZERO на несколько уровней культуры (патологический, реактивный, системный, проактивный и др.). Компания не сумеет «перескочить» на более высокие уровни культуры, пока не пройдет определенные этапы.
 
Когда оцениваешь элементы VISION ZERO по уровню культуры, то все они могут находиться на разных уровнях. Поэтому перед тем, как компании поставить перед собой цель и разработать стратегию по нулевому травматизму, она должна привести все элементы системы охраны труда и уровни к единому знаменателю. Иначе движения дальше не будет.

 
Андрей Москвичев:

 
При этом следует говорить, что для разного уровня культуры необходимо применять различные инструменты и подходы. 
 

Павел Захаров:

 
VISION ZERO — это один из инструментов изменения поведения работников и уровня культуры безопасности. 
 

 

ЛЮДИ, ОБОРУДОВАНИЕ И ПРОЦЕССЫ


Андрей Москвичев:


Одним из 7 золотых правил является безопасность при работе с оборудованием. Почему оно стоит перед правилами, которые призваны развивать кадры и мотивировать их?


 
Павел Захаров:

Концепция VISION ZERO выстраивается вокруг трех элементов: люди, оборудование и процессы. Под процессом понимается технология, определённая последовательность действий или работ. Под оборудованием - материальные ценности компании. Это источники самых больших рисков. И по итогам их оценки, которая продемонстрирует, где нужно улучшаться, это оборудование придется модернизировать.  
 

Андрей Москвичев:

 
При этом, если работники не квалифицированные и не обладают компетенциями, то никакое современное оборудование не спасёт ситуацию по травматизму.   
 
 
 

С ЧЕГО НАЧАТЬ?

 
Андрей Москвичев:


Главный вопрос, который всех волнует, 
– с чего начать?
 

Павел Захаров:

 
Мы возвращаемся к тому, с чего начали нашу беседу – с лидерства. Главное – лидер! Начинать нужно с лидерства. Пока лидер не поймет силу и необходимость VISION ZERО, ничего не будет. Затем, повторюсь,  факторный анализ, независимый аудит и оценка рисков. Мы должны признать и признаться самим себе, где мы объективно находимся, на каком уровне.  

 
Андрей Москвичев:


 
Важно. Понять исходное свое состояние. Как вы считаете, внутренний или внешний аудит необходим?

 
Павел Захаров:

По-хорошему, это должна быть самооценка и внешний аудит. Чем больше оценок разными методами, тем более объективной будет картина.

 
Андрей Москвичев:

 

Как вы считаете, семи золотых правил достаточно, чтобы реализовать VISION ZERО?

 
Павел Захаров:

Достаточно. VISION ZERО — это элемент управления, выстраивания системы в компании. Этим должны заниматься все сотрудники, а не только служба охраны труда. На НЛМК мы ввели сейчас правило: расследование не может быть завершено, если виновным признан человек. Его поведение было неправильным и нужно разобраться, что этому способствовало. Не человека сделать виновным, а найти системную причину. Если такую позицию разделяют акционеры и топ-менеджмент, то VISION ZERО будет реализована успешно.
 
VISION ZERО — это прекрасный инструмент для перезагрузки компании, инструмент для руководителей, который поможет запустить правильные процессы по обеспечению производственной безопасности.














 
 
Все публикации
© 1997–2014 Клинский институт охраны и условий труда