Наши рабочие места - вся Россия!
8(800)333-00-77
бесплатно по всей России

Инфоцентр

Подписка

Ваш e-mail*

Медицина труда: производственно обусловленный метаболический синдром у водителей большегрузных внутрикарьерных самосвалов

15.03.2019 13:25:00
В настоящее время метаболический синдром рассматривается как комплекс взаимозависимых нарушений углеводного, жирового и пуринового обмена, а также механизмов регуляции артериального давления (АД), возникающих вследствие гиперинсулинемии и инсулинорезистентности. Многими исследованиями показано, что клиническими проявлениями МС являются абдоминальное ожирение (АО), атеросклероз,  артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет второго типа...

Источник фото: dispetcher-gruzoperevozok.biz.



В настоящее время метаболический синдром (МС) рассматривается как комплекс взаимозависимых нарушений углеводного, жирового и пуринового обмена, а также механизмов регуляции артериального давления (АД), возникающих вследствие гиперинсулинемии и инсулинорезистентности. Многими исследованиями показано, что клиническими проявлениями МС являются абдоминальное ожирение (АО), атеросклероз,  артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет второго типа.   

 
Авторы: 

С.А. Сюрин, 
зам. директора по научной и клинической работе 
НИЛ ФБУН СЗНЦ гигиены и общественного здоровья, 
доктор медицинских наук

 Р.А. Агейкина, заведующая клинико-биохимической лабораторией
НИЛ ФБУН СЗНЦ гигиены и общественного здоровья
 
 
Растущее внимание к проблеме МС и АО объясняется как заметным увеличением их распространенности в большинстве стран мира, так и получением убедительных доказательств  их роли в повышении риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и кардиальной смертности. Распространенность МС в индустриальных странах среди населения старше 30 лет достаточно высока и составляет 15-25 % [1,_5,_12], однако особенности влияния на его развитие профессиональной деятельности остаются мало изученными [2, 3, 4]. Имеются данные о высокой распространенности МС (40%) у финских водителей, осуществляющих дальние грузоперевозки [14].  Логично предположить наличие повышенного риска развития МС и у водителей большегрузного внутрикарьерного транспорта, которые подвергаются воздействию общих для водителей-профессионалов  вредных производственных и поведенческих факторов: высокая напряженность труда, общая и локальная вибрация, нерациональное питание, избыточный вес, курение [7, 14, 15].
 

 
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ 

 
НИЛ ФБУН СЗНЦ гигиены и общественного здоровья проведено комплексное клиническое, лабораторное и функциональное обследование 311 горняков открытых рудников «Восточный» и «Центральный»  ОАО «Апатит» (Мурманская область). Цель исследования состояла в  изучении факторов риска, распространенности и клинико-лабораторных особенностей МС у работников, эксплуатирующих и обслуживающих тяжелые внутрикарьерные самосвалы.
 



                                 Источник фото: 
dispetcher-gruzoperevozok.biz.



Основную группу составили 206 водителей большегрузных внутрикарьерных самосвалов (БелАЗ-7512, БелАЗ-75131, БелАЗ-75145, Caterpillar 785C), производящих перемещение горной массы при открытой добыче апатит-нефелиновой руды. В группу контроля были включены 105 слесарей по ремонту автомобилей, осуществляющих техническое обслуживание  большегрузных самосвалов. Характер условий труда горняков  оценивался  по результатам аттестации рабочих мест с учетом его тяжести и напряженности, параметров микроклимата, воздействия физических, химических и пылевого факторов [8].
 
Клиническое обследование включало тщательный сбор данных о характере курении, употреблении алкогольных напитков и физической активности в нерабочее время.  Суммарная экспозиция к табачному дыму  определялась по индексу курения (ИК) [9]. Для характеристики количества употребляемого алкоголя в различных по крепости спиртных напитков рассчитывалось  эквивалентное количество алкоголя (ЭКА) в граммах в неделю (г/н) . Неумеренным считалось употребление более 100 г чистого алкоголя в неделю [16]. Физическая активность в нерабочее время определялась как низкая при отсутствии регулярных физических тренировок.
 
Для выявления АО и МС измерялись рост, вес, окружность талии (ОТ) и бедер (ОБ), соотношение ОТ/ОБ, индекс массы тела (ИМТ) по стандартным методикам. Состояние липидного и углеводного обмена оценивали по уровню общего холестерина (ОХС), холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП), коэффициента атерогенности (КА), триглицеридов (ТГ), глюкозы плазмы натощак  (ГПН), β-липопротеидов (β-лип). Диагностика МС проводилась согласно критериям Образовательной программы США по холестерину (ATP III, 2001) [13]. В этой диагностической версии МС выделены его следующие компоненты: ОТ для мужчин > 102 см, концентрация ТГ в крови > 1,69 ммоль/л, ХС ЛПВП < 1,04 ммоль/л для мужчин, АД > 130/85 мм рт. ст., ГПН > 6,1 ммоль/л. Согласно рекомендациям ATP III  диагноз МС может быть установлен при наличии не менее  трех из выше указанных признаков. При статистической обработке  материалов исследования использованы программное обеспечение MS Excel 2007 и программа Epi Info, v. 6.04d.  Определялись t-критерий Стьюдента, критерий согласия χ2, относительный риск (ОР) и его  95% доверительный интервал (ДИ). Числовые данные представлены в виде среднего математического и стандартной ошибки (M±m). Различия показателей считались достоверными при p<0,05.
 
 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ  

 
Гигиеническая оценка условий труда водителей большегрузных автомобилей показала, что основным вредным производственным фактором является высокая напряженность труда (класс 3.3), которая сочетается с повышенной тяжестью труда (класс 3.1) и воздействием общей вибрации по оси Y, превышающей допустимый уровень на 3 дБ (класс 3.1). Нарушений ПДК и ПДУ при  воздействии других химических и физических факторов выявлено не было.  Общая оценка условий труда по степени вредности и опасности соответствует   классу 3.3. Для индивидуальной защиты от воздействия вредных производственных факторов водителям предоставляются костюм хлопчатобумажный и ватный, сапоги кирзовые,  шапка, полушубок, рукавицы меховые, очки защитные,  респиратор.
 



                               Источник фото: dispetcher-gruzoperevozok.biz.


Условия труда слесарей по ремонту автомобилей соответствуют классу 3.1 по тяжести труда, освещенности, параметрам микроклимата рабочих помещений (температура и скорость движения воздуха), локальной вибрации по всем трем осям воздействия, концентрации в воздухе оксида углерода и формальдегида (табл. 1). Общая оценка условий труда по степени вредности и опасности соответствует   классу 3.2. Индивидуальные средства защиты, предоставляемые слесарям по ремонту автомобилей, включают костюм хлопчатобумажный и ватный, сапоги кирзовые. Продолжительность рабочей смены у водителей и слесарей составляет 12 часов с последующим 24-часовым отдыхом. В качестве лечебно-профилактического питания   используется  молоко (0,5 литра за отработанную смену).
 
Все обследованные работники рудников были мужчинами. Возраст и продолжительность трудового стажа у водителей и слесарей существенно не отличались. По результатам антропометрических исследований у водителей, по сравнению со слесарями, отмечались более высокие значения показателей, являющихся признаками избыточного питания и ожирения: масса тела, ИМТ, ОТ, ОБ, ОТ/ОБ. У водителей был также выше уровень диастолического АД. Распространенность и выраженность поведенческих факторов риска развития нарушений здоровья в сравниваемых группах отличались незначительно (табл. 2).
 
Ожирение при ИМТ>30 кг/м2 и ожирение по абдоминальному типу при ОТ> 102 см были выявлены у 86 (27,7%) и у 111 (35,7%) горняков соответственно. Клинические нарушения липидного обмена по типу АО чаще развивались у водителей, чем у слесарей: 85 (41,3%) и 26 (24,8%), p<0,01. Существенных различий в распространенности ожирения при ИМТ>30 кг/м2 между двумя группами не отмечалось: 62 (30,1%) и 24 (22,9%), p>0,1.  Согласно критериям ATP III (2001) МС был диагностирован у 84 (27,0%) обследованных работников рудников.
 
Также как абдоминальное ожирение, МС чаще формировался у водителей большегрузного транспорта, чем у слесарей, осуществляющих  его техническое обслуживание: 65 (31,6%) и 19 (18,1%) соответственно (p<0,01). Из клинико-лабораторных вариантов МС преобладало сочетание АО, АД > 130/85 мм рт. ст. и нарушений липидного обмена. Вторым по значимости вариантом было сочетание АО, АД > 130/85 мм рт. ст., нарушений липидного и углеводного обмена, третьим – сочетание АД > 130/85 мм рт. ст. и нарушений липидного обмена. Другие варианты МС выявлялись в единичных случаях. Существенных различий между группами водителей и слесарей не отмечалось (табл. 3).
 
В 7 из  84 (8,3%) случаев МС не сопровождался признаками АО, т.е. отсутствовал такой критерий как ОТ>102 см. В то же время в 33 из 111 (29,7%) случаев АО (наличие критерия ОТ>102 см) отсутствовали другие признаки, необходимые для установления диагноза МС.
 
Факторы риска развития МС у водителей и слесарей существенно не отличались. Вероятность развития МС у водителей большегрузного транспорта достоверно повышали избыточная масса тела при ИМТ >25 кг/м2 (ОР=3,91; ДИ 1,21-12,61; χ2=6,59;  р=0,0102663), ожирение при ИМТ >30 кг/м2   (ОР=12,72; ДИ 4,18-237,44; χ2=38,69;  р=0,00000001), ожирение по абдоминальному типу при ОТ > 102 см (ОР=14,00; ДИ 6,34-30,93; χ2=95,57;  р=0,0000001). В группе слесарей эти показатели были следующими: ОР=13,07; ДИ 1,72-99,35; χ2=11,59;  р=0,0009831  при избыточной массе тела,  ОР=20,42; ДИ 2,77-150,38; χ2=38,69;  р=0,00000001 при  ожирении и ОР=13,37; ДИ 4,91-36,39; χ2=43,70;  р=0,0000001)  при ожирении по абдоминальному типу.
 
У водителей повышал риск развития МС  стаж работы в профессии водителя ≥ 30 лет по сравнению со стажем менее 10 лет (ОР=1,91; ДИ 1,04-3,49; χ2=4,27;  р=0,0388222). У слесарей продолжительность стажа работы не влияла на вероятность формирования МС. В обеих группах не удалось выявить связи между поведенческими факторами риска (курение, неумеренное употребление спиртных напитков,  низкая физическая активность в нерабочее время)  и развитием МС.
 

 
ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ 

 
Проведенные исследования показали, что распространенность МС  у водителей большегрузных внутрикарьерных самосвалов была несколько ниже, чем у водителей, осуществляющих дальние перевозки грузов (40,0%) [14], но выше, чем у работников водного транспорта (12,8%) [3] и машинистов шахтных электровозов (18,3%) [2]. Однако в трактовке эпидемиологических данных необходимо иметь в виду, что они были получены на основе применения  нескольких диагностических версий МС (ATP III, Американской ассоциации клинических эндокринологов, Российского медицинского общества по артериальной гипертонии), что может приводить к различиям, превышающим 10% [6, 12]. Наиболее частым вариантом МС у горняков апатитовых рудников было сочетание АО, артериальной гипертензии и нарушений липидного обмена, что соответствует данным литературы [1].




                               Источник фото: dispetcher-gruzoperevozok.biz.

 
Принципиально важно, что у водителей большегрузных самосвалов выявляется более  высокая распространенность МС, чем у слесарей, осуществляющих их техническое обслуживание. Данный факт позволяет отнести МС у водителей большегрузного внутрикарьерного транспорта к категории производственно обусловленной патологии. Так как высокая напряженность труда (класс 3.3) является основным различием в условиях труда водителей и слесарей, то вполне обоснованно связывать развитие МС с влиянием именно этого фактора. Роль других воздействий менее очевидна. Известно, что вибрация увеличивает риск развития МС  за счет повышения уровней ОХС и ТГ [4],   но у водителей ее интенсивность не была  выше, чем у слесарей. Особенностью  МС у горняков апатитовых рудников явилось отсутствие связи его формирования с влиянием таких общепризнанных факторов риска  как возраст [2, 5, 10, 13] и элементы нездорового образа жизни [1, 6, 11, 15].
 
Факторами риска развития МС у водителей большегрузных внутрикарьерных самосвалов являются избыточная масса тела, ожирение и стаж работы ≥ 30 лет. Данное заболевание отвечает критериям  производственно обусловленной патологии, в формировании которой ведущую роль играет  высокая напряженность труда (класс 3.3).

 
 


СПИСОК ЛИТЕРАТУРНЫХ ИСТОЧНИКОВ

 
1. Александров О.В., Алехина Р.М., Григорьев С.П. и др. Метаболический синдром //Российский медицинский журнал. – 2006. – № 6. – С.50-55.
2. Антонова Г.Н., Евстратова Е.А., Горблянский Ю.Ю. Метаболический синдром в медицине труда. Распространенность и особенности  формирования в различных профессиональных группах //Материалы Всероссийской научно-практической конференции «производственно обусловленные нарушения здоровья работников в современных условиях». Шахты, 20-21 мая 2010 г. – Шахты, 2010. – С. 311-312.
3. Вагин В.А., Коротеева В.В. Выявление метаболического синдрома при проведении дополнительной диспансеризации работников водного транспорта в рамках нацпроекта «Здоровье» //Материалы Всероссийской научно-практической конференции «производственно обусловленные нарушения здоровья работников в современных условиях». Шахты, 20-21 мая 2010 г. – Шахты, 2010. – С. 315-316.
4. Крылова И.В., Никитина Г.В. Диагностические маркеры вибрационной болезни с метаболическим синдромом // Материалы II Всероссийского съезда врачей-профпатологов. Ростов-на-Дону 3-5 октября 2006 г. Ростов-на-Дону, 2006. – С. 180-182.
5. Мамедов М.Н. Обсуждение основных тезисов и Международной Нью-йоркской конференции «Метаболический синдром и дислипидемия»: как адаптировать результаты крупных исследований к реальным российским условиям // Российский кардиологический журнал. – 2005, – № 5. – С.95-101.
6. Ожирение и метаболический синдром (особенности патогенеза, диагностика, принципы лечения и профилактики). Учебное пособие для студентов, интернов, врачей. Симферополь, 2008. – 47 с.
7. Прокопенко Л. А. Физическая культура оздоровительно-профилактической направленности для водителей большегрузных автосамосвалов в условиях Севера: автореф. дис. ... канд. пед. наук. Нерюнгри, 2002. – 20 с.
8. Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда: (Руководство 2.2.2006-05): утв. Главным государственным врачом РФ Г.Г. Онищенко 29 июля 2005 г. – М., 2005. – 105 с.
9. Хроническая обструктивная болезнь легких: Практическое руководство для врачей / И.В. Лещенко, С.И. Овчаренко, Е.И. Шмелев // Под ред. А.Г. Чучалина. – М., 2004. – 31 с.
10. Чазова Е.И., Мычка В.Б. Метаболический синдром. М.: Media Medica 2004. – С. 47-49.
11. Шишкин А.Н., Строев Ю.И., Чурилов Л.П. и др. Классические и современные представления о метаболическом синдроме. Лечение и профилактика //Вестник Санкт-Петербургского университета, серия 11 медицина, выпуск 3, 2009. – С. 24-31.
12. Эриванцева Т.Н., Олимпиева С.П., Чазова И.Е. и др. Метод установления метаболического синдрома у пациентов с артериальной гипертонией и ожирением  // Терапевтический архив. – 2006. – № 4. – С. 9-15.
13. Expert panel on detection, evaluation and treatment of high blood cholesterol in adults. Executive summary of the third report of the National Cholesterol Education Program (NCEP) Expert Panel on detection, evaluation and treatment of high blood cholesterol in adults (Adult Treatment Panel III) //JAMA. – 2001. – V. 285. – P. 2486-2497.
14. Olkkonen S., Kurppa K. Co-operation is needed to generate healthier working conditions for truck drivers //Barents Newsletter on Occupational Health and Safety. – 2008. – V.11. – № 2. – P. 45-47.
15. Robinson C.F., Burnett S.A. Truck drivers and heart diseases in the United States/ 1979-1990. American Journal of Industrial Medicine. – 2005. – V. 47 (2). – P. 113-119.
16. Spein A.R. Smoking, alcohol and substance use // In: Health transitions in Arctic Populations / Ed. by T. Kue Young and P. Bjerregaard. – University of Toronto Press Incorporated. – Toronto, 2008. – P. 205-231.     

 



Материал для публикации предоставлен редакцией журнала «Безопасность и охрана труда».
 
Источник публикации: biota.ru.











 

Все публикации
© 1997–2014 Клинский институт охраны и условий труда